?

Log in

   Journal    Friends    Archive    Profile    Memories
 

Наброски юмора

Mar. 31st, 2017 08:06 pm Мечта графомана [sticky post]

Ну, кто там говорил, что не удастся бесплатно издать книгу? Закройтесь в своей квартире и залазьте под кровать, чтобы никто не видел вашего позора. Позор и презрение всем, кто не верил!

Падайте ниц и бейте челом. Возможно, когда-то, я на миг снизойду с Олимпа и прощу Вас.

Сбылась мечта графомана. Издать удалось не одну, а целых две книги. Пока я, будучи временно безработным, целых два месяца, как утверждают некоторые, бездельничал, а на самом-то деле, страдал, боролся со стрессом и находился, то в творческих муках, то в аналогичном кризисе, охотился за вдохновением и встречался с музами (не подумайте ничего плохого, всё в рамках приличия), боролся с продуктами питания, нещадно уничтожая их, удалось немного откорректировать большинство мной написанного и уже выставляемого на суд читателей в сети.

Методом научного тыка - тыка всем под нос, кого только удалось выгуглить, нагуглить и загуглить, я вычислил круг подозреваемых лиц. В симпатиях к моему творчеству.

Кто бы там кому чего не обещал, но мой личный опыт свидетельствует о том, что практически везде кидают через одно интимное место. Чтобы издаться, количество бабок у графомана должно быть немереным. Такого количества у меня не оказалось и я решил бесплатно. И представьте себе, мне это удалось, не затратив не единого цента.

И кто, как Вы думаете, держит своё слово? Правильно, Ridero!
Эта система работает автоматически. Надо просто загрузить текст, откорректировать его там, выбрать из готовых или загрузить свою обложку.

Интеллектуальная система Ridero создаст сайт для вашей книги, на котором можно немного её почитать и написать о ней отзыв, а самое главное, там будут ссылки на интернет-магазины, в которых эта книга будет продаваться.

Короче, прошу любить и жаловать. Книги купить можно, как в печатном виде, так и в электронном.

https://ridero.ru/books/strasti_polyubvi/



https://ridero.ru/books/vsozvezdii_dyatla/

14 comments - Leave a comment

Jul. 12th, 2016 04:53 pm Случайное знакомство

Часть первая


«Здравствуйте, мужчина! Не подскажите, как с вами можно познакомиться?»

Да, именно такое сообщение однажды пришло мне в личку на одном из сайтов знакомств.

Заглянул к ней на страницу. Симпатичная, молоденькая, стройная крашенная блондинка с зелёными глазами, огромными, пышными ресницами, чувственными губами и небольшой, но филигранной грудью, которая без труда угадывается под воздушной кофточкой.

Что ж, я не против, но, как осуществить её желание? Вопрос, что называется, застал меня врасплох. Так как я никогда не задумывался над этим, всегда сам да сам, полез в Интернет, чтобы узнать, как девушке вообще познакомиться с мужчиной.

Выяснилось, что дело это весьма непростое. Существует целая индустрия, которая занимается обучением девушек знакомству с мужчинами. Для желающих познакомиться организуют курсы и семинары, как правило, платные, с практическими занятиями, методическими пособиями, сдачей экзаменов, защитой и получением диплома. Длится они по-разному: от недели и до бесконечности, ограниченной, правда, финансовыми возможностями.
Теперь представляете, каково мне, без подготовки, без соответствующего образования, научить девушку знакомиться со мной? И сделать это надо быстро, пока у неё желание знакомиться не пропало или ещё что… Знаете, рассказывали мне, были случаи, да. Пока мужчина думал, что ему ответить, девушка успевала дважды выйти замуж, родить четверых детей и залететь в пятый раз от виртуального секса, а оно мне надо? Правильно, ну его в баню!

Первым делом решил выяснить, являюсь ли я альфа-самцом, так как от этого в огромной степени зависит тактика знакомства. Встал раздетым перед зеркалом, втянул живот и сделал умное лицо. Вид задумчивый, немного с придурью, но в целом, остался собой доволен. Местами, можно сказать, я вполне даже альфа и даже самец.
Но, оказывается, одного этого мало. Нужна ещё недвижимость и крутая тачка. Стал искать оба эти атрибута альфа-самца у себя на даче. Поваленный во время урагана старый клён очень даже себе недвижимость, а что касается моей тачки, то, если немного подкачать колёса, то круче неё во всём нашем садоводческом товариществе не найти, это любой подтвердит.

По всему выходит, что я самый что ни на есть альфа…
Теперь-то, понятно, почему эта красавица вдруг решила со мной познакомиться. Тут, как говорится, к гадалке не ходи, и так всё ясно – шанс свой упустить не хочет. А я-то по наивности своей думал, что это любовь с первого взгляда.

И так мне обидно стало от осознание этого факта, что хоть стой и на луну вой.
Успокоился немного, всё хорошенько обдумал и решил дать ей шанс. Пройдёт проверку на бескорыстность – посвящу её в тайну того, как со мной познакомиться, а если нет… Короче, пусть пеняет на себя! Короче, тогда я ей не помощник в этом деле. У меня, знаете ли, тоже самолюбие имеется.

«Здравствуй, Даша! Очень удивлён тем, что красивая девушка решила со мной познакомиться. Даже не представляю, что тебя могло так заинтересовать в мужчине, который гораздо старше и не имеет платиновой банковской карточки, при помощи которой можно было бы оплатить все капризы такого очаровательного создания. Увы, но Тесла этого года, рядом с которой я сфотографирован, не имеет ко мне никакого отношения. Мой Пассат даже не приходится ей дальним родственником, как и вилла, на фоне которой я делаю селфи, не имеет ничего общего с моим шалашом. Если, после прочтения этого сообщения, желание знакомиться у тебя ещё осталось, то тогда меня зовут Володя, а это мой телефон …»

И знаете, что она выбрала? В Пассате, в отличии от Теслы, удобнее заниматься любовью!

Часть вторая


Мне снится сон. Эротический.

Мы валяемся в постели. Мы – это я и прелестная, стройная, фигуристая девушка с шикарной, обнажённой грудью и соблазнительными ягодицами.

Девушка играет в недотрогу, а я, естественно, штурмую эту крепость. Наконец, под моим натиском и огромным количеством выброшенных в кровь гормонов и феромонов, ноги её непроизвольно раздвигаются, а трусики становятся влажными. Стащив их зубами, я получаю долгожданный доступ к заветному.

Сон на столько реален, что я ощущаю её дыхание, запах отдельных участков её тела, земляничный вкус губ и слегка солёный сосков. И в момент проникновения, уже войдя во влажно-тёплый, слизкий плен её упругого лона, прочувствовав всю глубину и ответную реакцию каждой складочки, каждого миллиметра её плоти, просыпаюсь.

Облизываю пересохшие губы. На них ещё сохранился едва уловимый вкус земляничной губной помады из моего сна. Шквал приятных эмоций буквально пронизывает всё сознание. Мне приятно и хочется ещё хотя бы немного сохранить это состояние.

Вот только слегка прохладно. Моя рука ощупывает окрестности в поисках одеяла и упирается во что-то тёплое и мягкое.

Переворачиваюсь на другой бок.

Этим мягким и тёплым оказывается весьма симпатичная попка, принадлежащая спящей спиной ко мне блондинке с короткой стрижкой.
Ладонь словно пылает в огне. Нестерпимо хочется сжать ягодицу, но я боюсь, что это видение исчезнет. Мозг отказывается верить в реальность происходящего. Откуда она взялась в моей постели, если я отчётливо помню, что ложился спать один?

И вчера, и позавчера, и на прошлой неделе и уже лет пять, если не ошибаюсь.
Ошибаюсь. Если хорошенько подумать, то прошло уже целых восемь с момента последнего моего секса. Слово-то какое неподходящее, стрёмное, что ли, не предназначенное для выражения всей гаммы эмоций и ощущений от интимной близости людей.

Да знаю-знаю, начнёте тут сейчас мне, мол, или не заливай нам, или у тебя что-то там не того…

Успокойтесь, всё там того. Просто так бывает, когда из-за бурного воображения реальность меркнет и становится серой. Плюс куча не так сложившихся обстоятельств, плюс невзаимная любовь, плюс моя застенчивость, умноженная на кучу комплексов. И вот результат…

Хотя, я вас понимаю. Симпатичный, во всяком случаи, точно не страшный, здоровый, спортивный, некурящий, не употребляющий, возможно даже, неглупый мужчина и один – это вызывает подозрение.

Короче, докатился. Сам себе уже комплементы придумываю.

И если бы только их. Вчера вот от скуки миниатюрку написал «Случайное знакомство», а сегодня просыпаюсь и придуманная девушка лежит рядом со мной.

Тихо шифером шурша, крыша едет не спеша…

Не убирая руки со злачного места, приподнимаюсь и упираясь на локоть, заглядываю в лицо девушке.
Так и есть: зеленоглазая, с пушистыми ресницами и чувственными губами…

Кошмар…

Но моя рука лежит на вполне реальной попе и раскалилась уже до предела. Желание сильнее меня. Нежно сжимаю несколько раз ягодицу и слежу за реакцией.

Сопение девушки превращается в нечто напоминающее мурлыкание, а по лицу в этот момент расплывается улыбка блаженства.

Убираю руку от греха подальше. Хочется кричать, рвать и метать. Зарываюсь лицом в подушку. Лежу несколько минут. Поворачиваю голову. Видение не исчезает. Наоборот, девушка, видимо тоже почувствовала утреннюю прохладу и свернулась калачиком, представив моему взору нежный, не раскрывшийся бутон, выглядывающий между ягодиц, покрытых маленькими такими пупырышками (кажется, гусиной кожей это называется или мурашками?)

До боли закусываю угол подушки.

Эх, была не была. Набираюсь смелости и целую.


Часть третья

- Куда?
- Что, куда?
- Куда ты её поцеловал? – сидевшая напротив главред Инна смотрела на меня поверх очков, загадочно улыбаясь.
- Не я, а придуманный мной герой. Ты заказывала эротику и обещала аванс, если начало тебя заинтересует, я ничего не путаю?
- Совершенно верно. Вот я и спрашиваю, куда ты её поцеловал?
- А какая разница?
- Огромная, дорогой мой, огромная! – последнее слово она произнесла по слогам.
- Не понимаю, поясни.
- Часто читатели проецируют действия героев произведения на себя.
- И что?
- А то, что наши читатели – это в подавляющем своём большинстве женщины и ориентироваться мы должны именно на них. Их желания – это для нас закон.
- И чего же они желают?
- Они желают, чтобы их поцеловали именно туда!
- Куда, туда?
- Как ты это там назвал, нераскрывшийся бутон, кажется? Они желают, чтобы ты поцеловал девушку именно туда!
- Не я, а мой герой.
- Так будет или нет?
- Что будет?
- Не коси под дурачка, тебе это не идёт. Всё ты прекрасно понимаешь. Оральный секс будет?
- Как тебе хочется.
- Не мне, а нашим читательницам, - щёки Инны покрылись румянцем, и она стыдливо опустила глаза.

- Хочешь заняться со мной любовью? – вырвалось у меня абсолютно неосознанно. Каких-то двадцать минут назад я даже не помышлял о том, чтобы переспать с этой очень-очень даже не худой, ростом метр восемьдесят пять «девушкой», с огромным бюстом, которая была к тому же старше меня на четыре года. В общем, я сам обалдел от того, что сказал, а лицо Инны было теперь уже не румяным, а багрово-красным.
- Дурак, - плача произнесла она, положила голову на стол и укрылась руками. Плачь перешёл в бурные рыдания. Посетители кафе стали на нас коситься.

Расплатившись за кофе с пирожными и оставив официантке чаевые, я подошёл к сидящей Инне, обнял её и шепнул на ушко:
- Поехали на дачу.
- Зачем? – всхлипывая спросила Инна.
- Трахаться, крошка моя, трахаться.
- Гад! – произнесла она, вставая, - Подай мне сумочку.
- Держи. Так, куда тебе хочется, чтобы я тебя поцеловал?
- Сволочь!
- Я знаю.
- Гад, гад, гад.

В обнимку мы пошли к выходу. Возле самых дверей я ухватил Инну за мощный зад и сжал, после чего повернулся к сидевшему за крайним столиком прыщавому очкарику, поровшему какую-то чушь про интегралы скучающей напротив него стройной, фигуристой, зеленоглазой блондинке с пышными ресницами:
- Учись, студент!

3 comments - Leave a comment

Jun. 27th, 2016 06:21 pm Стрекоза и муравей (ремикс)

Постоянная гостья караоке-салонов
И всех кастингов Голоса здесь, там и тут,
Она петь умудрялась под рингтон телефона,
Брея в ванной лобок, моя ноги и грудь.

Были рады ей в барах - наливали бокалы,
На курортах югов звали сесть к ним за стол,
Но однажды пришла зима вдруг и с вьюгами -
Износился «слегка» её гендерный пол.

Не стоит грудь торчком, целлюлитная попа,
Голос стал с хрипотцой от Бонд лайт табака.
Бросил спонсор-бойфред, а словами Эзопа -
Смотрит юность в чёлках на неё свысока.

Как заметил мудрец, голод – это не тётка,
Подалася «девчина» к куму своему.
«Ты припёрлась зачем вдруг ко мне, идиотка?
Дармоедам не дам ни рубля. Ни-ко-му!»

«Неужели же, кум, мой родной и любимый,
Позабыл ты уже, как крестили детя?»
«Вырос пьянью балбес, туповат и строптивый,
И работать не хочет - навроде тебя»

«Убирайся, кума, ты ко всем микрофонам…
Или лучше залезь, например, на пилон
И крутись за бабло без трусов и лифона,
Демонстрируя зад за кило макарон.»

Слёзы хлещут из глаз, тушь течёт по ресницам,
Вместо крова дал кум отворот поворот.
Светит участь сея всем сачкам и блудницам,
А не с красной икрой бутерброд.

3 comments - Leave a comment

Jun. 13th, 2016 08:11 pm Ситиклимберы



Рад Вам сообщить, я бы даже сказал, рад Вас осчастливить)) новостью о том, что из-под моего пера вышла очередная книга. На сей раз это фантастический роман «Ситиклимберы». Герои романа живут в предполагаемом будущем. Там они принимают участие в игре, проходящей в Городе призраков, где и влюбляются. Им предстоят приключения в древней Руси, в средневековой Англии начала пятнадцатого века и в Египте эпохи Рамзеса Второго. Потом они узнают, что планета Земля погибла, осталась только виртуальная жизнь, и они живут в плазменном яйце. Для того, чтобы вернуться человечеству к биологической жизни, герои романа превращаются в плесень, но отказываются от переселения на Титан и отправляются к звёздам. Концовка романа ещё более неожиданная.
Интеллектуальная система Ridero создала сайт книги, на котором её можно почитать, написать отзыв и узнать, где она продаётся.

Напоминаю, что при помощи системы Ridero созданы и две предыдущие мои книги, которые можно приобрести практически во всех известных интернет-магазинах, продающих книги.
https://ridero.ru/books/sitiklimbery/
https://ridero.ru/books/strasti_polyubvi/
https://ridero.ru/books/vsozvezdii_dyatla/

2 comments - Leave a comment

Jun. 7th, 2016 05:57 pm Опарыши

После разразившейся грозы с телевизором Никодима Поликарповича произошло чудо – он стал принимать рыболовный канал Фишинг, который в их краях отродясь не водился. Правда, только звук. Картинка пропала у всех каналов ещё во время светопреставления. И хотя его старуха, как обычно в таких случаях, перекрестила ящик и покропила экран святой водицей, бутылочку которой она прятала за иконкой вместе с поллитровкой перцовки, изображение не появилось, но и Фишинг, слава Богу, тоже не исчез.

Наслушавшись мудрости профессионалов рыбной ловли, дед свято уверовал в то, что рыбацкое счастье светит ему исключительно, если он пойдёт на карпа с опарышем.

Да, друзья мои, замахнулся старый дед, представьте себе, на пятнадцатикилограммовый экземпляр и не важно, что в их пруду кроме трёхсотграммовых карасей и пятнадцатисантиметровых пиявок отродясь ничего не водилось.

«И что с того? – рявкнул на соседа Никодим, когда тот ему на это намекнул, - Рыбаки в сене двухсоткилограммовых налимов ловят и ничего. Вот ты, Петрович, на сене рыбачил?». «Совсем что ли сбрендил, хрен старый?» – подозрительно покосился на него сосед. «Сам ты сбрендил. Я собственноушно слышал, как рассказывали про ловлю в сене таких экземпляров», - парировал его насмешку Никодим. Петрович покрутил указательным пальцем у виска и подался в бега, зная крутой нрав соседа, с которым лучше было не спорить на тему рыбалки.

Дело оставалось за малым – за опарышами. Даже никогда не слышавший слова «ферментация», старик и так прекрасно знал, что опарыш заводится в мясе с душком, поэтому, выкрав у своей подслеповатой второй половины из морозильника двухкилограммовый шматок грудинки, он поместил его в старое ведро, которое, чтобы не достали коты, подвесил за сараем на сухой груше.

Ровно через неделю от мяса не осталось даже запаха и в ведре копошились почти белоснежные опарыши. Взяв большую миску, он переселил туда лечинки и ничего умнее не придумал, как поместить своё добро в холодильник, так как на рыбалку дед собирался пойти только на зорьке, когда самый клёв.

Мнение профессионалов – это хорошо, конечно, но подстраховаться не помешает – решил он и причастившись перцовкой, отправился копать червей. Потом корову надо было с луга привести, в большую бадью воды для полива наносить, кур загнать и разыскать все яйца, так как неслись пеструшки, где попало. Супружеский долг, как говорится, ещё никто не отменял, и возня по хозяйству заняла весь вечер.

Ужинать сели на веранде, когда светило уже садилось. Старуха, как обычно, ворчала и жаловалась на склероз, так как забыла, что она готовила из грудинки, которую кума дала на прошлой неделе, поэтому пришлось плов делать со шкварками.

Поблагодарив старуху за вкуснейший и смачнейший плов и улыбаясь себе в усы, Никодим завалился на боковую, мысленно таща уже здоровенного карпа, не особо прислушиваясь к тому, что там лопочет его старуха, которая возится на кухне с посудой. А рассказывала она о том, как прошёл день, что давление, судя по всему, у неё опять подскочило, так как ей сегодня несколько раз показалось, что рис шевелится. Вскоре она присоединилась к засыпающему старику, не забыв перед сном поблагодарить его за то, что он помог ей сегодня с ужином и сам, добровольно, без напоминания, промыл рис, но этого Никодим, к счастью, уже не слышал.

Tags:

4 comments - Leave a comment

Jun. 4th, 2016 09:32 pm Огурцы

Посадил, ага. Всё, как положено: нашёл пластмассовую крышечку от баночки, застелил туда тряпочку, бережно разложил семена, прикрыл тряпочкой и замочил тёплой водицей. Проросли на второй день, между прочим.

Вскопал грядку в теплице, удобрил её навозом, да перегнившим компостом и посадил.

Взошли все двадцать штук. У одного только листики никак не могли освободиться от скорлупы. Словно крылья в капкан попали. Помог, а как же, не изверг же я, в конце-то концов. Близким ведь надо помогать, правильно я мыслю? То-то же! Освободившись из плена, на радостях он словно бабочка вспорхнул, чуть от земли не оторвался.

Живи теперь, как говорится и радуйся жизни, жди, когда можно будет первых нарезать на салатик. Да с лучком, да с укропчиком… Сметанки туда и посолить не забыть. На зубах - хрустящее счастье, что ты…

Утро принесло печальную новость. Нет, сначала-то я, зайдя в теплицу, нарадоваться не мог: поднялись мои хорошие, возмужали, потянулись дружно к солнышку. Все… Все девятнадцать штук.

Пересчитал десять раз. Мозг никак не мог смириться с тем, что от двадцатого, последнего справа, остался один только чахлый, голый стебелёк. Даже намёка не осталось от вчерашних листиков.

Погоревал я немного, но делать нечего, пришлось смериться с потерей бойца.
Вечер принёс ещё более ужасающую новость: бесследно исчезли листики ещё у пяти растений. И главное - никаких следов преступника, словно это фантом явился из параллельной реальности и обгрыз огурцы. Про себя я своего врага арабом-джихадистом назвал, так как эта сволочь ела огурцы так же, как арабы читают: справа налево.

Ночью заснуть не мог: всё переживал за своих. Дважды ходил с фонариком в теплицу и пересчитывал ненаглядных. Целёхоньки были. Отлегло немного от сердца и заснул под утро.

Лучше бы я не просыпался! Из четырнадцати моих богатырей осталось только семеро. И опять строго справа налево. И ни-ка-ких сле-дов!

Это был уже вызов, плевок в самое моё сердце. «Кто бы ты ни бы, я найду тебя, сволочь и убью!» - грозно воскликнул я и побежал за дедовской берданкой.

Вооружившись ружьём и дальнобойной тяпкой, весь день я просидел в засаде в теплице, окопавшись в соседней грядке, но враг не появлялся. Надо было подкрепиться и взять прибор ночного видения.

Я отсутствовал пятнадцать минут. Смеркалось, жаркий день бледнел неуловимо, над грядками туман тянулся полосой. И краткий образ огурца, знакомый и любимый, в вечерний тихий час носился предо мной.

Огурца, а не огурцов, потому что он остался у меня один. От безысходности помноженной на чувство несправедливости я скрипел зубами и до боли сжимал кулаки. Я не видел своего врага в лицо и это было самым обидным. Эх, если бы я только знал, кто это…. Да я бы набросился на него, как лев и разорвал бы эту мразь в клочья голыми руками.

«И один в поле воин» - как мантру внушал я себе и накрыл ненаглядного пустой трёхлитровой банкой.

В первые за последнее время ночь прошла без происшествий. А вот вечерний обход от моего оптимизма не оставил и следа…

Я полез в чулан за старой бабкиной книгой с заклинаниями и наслал на моего обидчика шестьсот шестьдесят шесть проклятий. В том числе: родовое, венец безбрачья, импотенцию и вечный сглаз на аппетит. Я бы ещё и других проклятий придумал, но пришёл сосед и рассказал, что только что смотрел передачу про зомби. Оказывается, для того, чтобы кого-то оживить, всего лишь нужна куриная ножка, дохлая кошка и пучок белены, высушенной на кладбище в пятницу тринадцатого в полнолуние в високосный год.

«А почему бы и нет?» - подумал я, и мы решили приступить к оживлению пупырчатых, благо, кот у меня имеется и на столько ленивый, что он без проблем может сойти за дохлую кошку. Мы взяли его за хвост и поволокли в теплицу. Кот участвовать в антинаучном мероприятии наотрез отказывался, но мы настояли.
В теплице оказалось, что нет куриной ножки. Сосед вызвался добровольцем, пошёл за ней в мой холодильник и вскоре исчез вместе с копчёной куриной ножкой.

Мероприятие оказалось под угрозой срыва, но пришла соседка с весьма привлекательными ножками и я, позабыв про огурцы, принялся окучивать её, мстя таким образом соседу за свой ужин. Воспользовавшись моментом, кот вырвался на свободу. Сосед, осознав свою вину и почуяв неладное, вернулся и позвал меня с котом на шашлыки. Соседка, посоветовала насыпать между грядками опилок.Теперь мне каждую ночь снится огромный, на всё окно моей комнаты слизень. С появлением первых звёзд он устраивается на стекле и требует принести ему молодых огурцов.
А я, что? – Иду, конечно, и сажаю. А он всё жрёт и жрёт, жрёт и жрёт, жрёт и жрёт….

Tags:

9 comments - Leave a comment

May. 29th, 2016 04:23 pm Нереально реальная история

По улице шла девушка. Вернее, не так. По улице шла сама поэзия. Муза, одним словом.

То, что это муза, поэт Пенесюк понял сразу, как только её увидел. При ней было всё, что полагается быть при бабе, призванной вдохновлять стихоплётов на написание шедевров: ноги от ушей, упругие ягодицы и грудь размером со Вселенную.

Пенесюк достал из кармана рогатку, прицелился и выстрелил заранее приготовленной горошиной. Да, друзья мои, Пенесюк, старой формации пипл, воспитанный, между прочим, на сказках, наивно полагал, что каждая принцесса должна пройти тест на горошину.

«Ай!» - воскликнула девушка и взялась за правое полупопие.

В этом вскрике Пенесюк услышал столько эротизма и страсти, что у него перехватило дыхание от нахлынувших ассоциаций.

Муза развернулась и посмотрела на находившегося в десяти шагах от неё Пенесюка, косившего под туриста и делавшего вид, что внимательно рассматривает лепнину на фасаде купеческого дома.

«Молодой человек, - окликнула его муза, - Вы не сомневайтесь, я самая настоящая. Вот, можете потрогать». Муза подошла к нему в упор и задрала футболку. При этом девушка так моргнула своими огромными, пушистыми ресницами, что Пенесюку показалось, что она взмывает вверх.

На самом же деле, это ноги у нашего поэта подкосились, и он медленно оседал. Сказались десятилетия игры до измождения на флейте в одну скрипку.

Очнулся Пенесюк уже в Загсе, где ему предложили ответить на вопрос: согласны ли вы взять в жёны…, но в себя пришёл только через месяц после утвердительного ответа, когда выяснилось, что настоящая у Элеоноры, а именно так звали мадемуазель, только сумочка. Всё остальное, включая силиконовую грудь, ненатуральное: улыбка фальшивая, зубы вставные, ресницы наклеенные, а биография придуманная.

Оказалось, что «начинающая актриса» в своё время стажировалась по вечерам на бульварах от улицы Монмартр до улицы Марии Магдалины в Париже и в настоящее время промышляет более доходным бизнесом - раскулачиванием папиков.

Оставшись без доставшейся ему по наследству от маменьки квартиры и задолжавший за неё банкам сумму, превышающую её десятикратную стоимость, Пенесюк поселился на даче скоропостижно скончавшегося от метанола собрата по перу Пегасяна, бренное тельце которого Пенесюк трепетно закопал возле старой груши, предварительно обмотав последней чистой простынёй.

На этом можно было бы эту историю закончить, если бы не неожиданно свалившийся ему на голову Слава – парашютист-любитель, приземлившийся с не до конца раскрывшимся парашютом на поэта, когда тот шёл за пивом, чтобы как следует помянуть своего лучшего друга, ушедшего в мир иной.

Владелец нефтяной компания сердечно поблагодарил бедолагу и два месяца сам носил поэту апельсины в лучшую частную клинику Германии. Дождавшись полного выздоровления последнего, сделал Пенесюка придворным поэтом с министерским окладом в недавно купленном замке в Англии.

И на этом историю можно было бы тоже уже закончить, если бы владелец нефтяной компании не решил провести свой медовый месяц в этом замке.

Да, друзья мои, новой женой нефтяного магната оказалась та самая Элеонора, бывшая жена Пенесюка, ободравшего его в своё время, как липку и замахнувшаяся на более крупную дичь.

Нефтяной воротила сердечно поблагодарил Пенесюка за то, что тот уже во второй раз его спас, развёлся с Элеонорой, женился на Пенесюке, и они вместе летней, тёплой, лунной ночью закопали Элеонору на даче, рядом с Пегасяном.
Казалось бы, история пришла к своему логическому концу, но не тут-то было. Пегасян, которого Пенесюк считал скоропостижно скончавшимся, в тот самый злополучный день протрезвел и воскрес, благо, Пенесюк ямку для него выкопал не очень глубокую.

Установленная камера наружного наблюдения зафиксировала факт придания земле Элеоноры и Пегасян стал шантажировать бизнесмена и Пенесюка, мстя ему за испорченную последнюю чистую простыню.

Нервы нефтяного магната не выдержали, он поднялся в воздух на своём самолёте и сбросился без парашюта на Пегасяна, шедшего за пивом, чтобы обмыть своё скорое богатство.

Красивой была бы концовка у этого повествования, если бы нефтяной воротила не промахнулся и не свалился на тёлку, мирно пасшуюся возле дороги, по которой Пегасян шёл за пивом.

Бизнесмен сердечно поблагодарил тёлку, собственноручно носил два месяца ей сено в хлев пока она не выздоровела, после чего развёлся с Пенесюком и стал сожительствовать с тёлкой.

Теперь уже нервы не выдержали у Пенесёка и он, чтобы вызвать чувство ревности у бизнесмена, стал сожительствовать с Пегасяном, простившим ему последнюю испорченную чистую простыню и втайне влюблённого в Пенесюка с первого класса, но боявшегося в этом признаться, чтобы не испортить дружбу.

Так бы эта история продолжалась ещё долго, если бы не вошедшие в дачный посёлок партизаны, заблудившиеся в окрестных болотах в сорок третьем году и наконец выбравшиеся на сухую землю. Увидев происходящий вокруг разврат, они прилюдно расстреляли бизнесмена и Пенесюка с Пегасяном, и ушли назад в болота искать своих, потащив за собой тёлку.

Всё, конец.

Tags:

2 comments - Leave a comment

Apr. 17th, 2016 05:40 pm Любовь зла, полюбишь и... (#литературныймарафон)

Не сходя с места, она стояла сегодня с самого утра и ждала своего возлюбленного. Дорогой и любимый её человек задерживался. Ревность, будь она неладная, мучала шикарную, восемнадцатилетнюю особу. В то, что он сейчас в своём офисе занимается любовью с секретаршей шефа, не хотелось верить. И хоть она всеми силами гнала эти мысли прочь, они то и дело возвращались, заставляя сжиматься всё у неё внутри. Особенно выводило её из себя то, что именно на столе.

А он, гад, всё не шёл и не шёл…

- Почему этот кобель мне изменяет? – задавала она себе в тысячный раз этот вопрос и не находила на него ответа, - Я ведь совсем ещё не старая. Может, язычок у этой потаскушки лучше работает или смазка у неё получше? Моя кожа весьма приятна наощупь и до сих пор сохранила свою природную упругость и гладкость. Не то, что у этой дуры целлюлитной из квартиры напротив, которая при встрече с ним постоянно роняет ключи, и чтобы поднять, наклоняется, повернувшись своим лошадиным задом. Тварь бесстыжая! Тоже мне новость, трусы она новые купила, бл… Дура, кого ты хлопчатобумажными трусами решила удивить? Или ты, сука, думаешь, я не помню, как ты меня ногой толкнула? Подожди, придёт время и тебе всё припомню, коза драная!

Гладкая, смугловатая кожа мне от мамки досталась. Стройной она у меня была и длинноногой. Бегала так, что никто за ней угнаться не мог. Папка, да, дуб дубом был. Но могуч! Чего не отнять - того не отнять. Порода, одним словом. Такого сломать невозможно.

Изнемогая от желания, её прямо там в столярке на верстаке и сделали. Мамку уже потом, в проёме, стоя натянули. Жаль только, что один глазок вставили. Не в этом ли всё дел? Может, она уродина? У мамки-то два глаза было. У газелей у всех по два. Нет, не у этих, пропахших бензином и соляркой, как Пашка-автослесарь, живущий этажом выше, а у настоящих, изящных антилоп. Но всё равно, Пашка - он хороший. Он меня пару раз смазывал и даже как-то погладил. Руки у него мозолистые и шероховатые. Работящие руки, не то что у паразита этого моего холёного. Но ничего, рано или поздно вернёшься и устрою я тебе на ночь глядя концерт. Будешь знать, кого за ручки брать, будешь знать, как без меня развлекаться…

Да, кого ты из себя, Александр, строишь? Думаешь, ты – это и есть мой предел? А ты никогда, Сашка, не думал, нет, что, может, я в детстве мечтала в пенхаузе стоять или на вилле у какого-нибудь олигарха? Тоже мне счастье - дым и запах вонючей обуви в подъезде нюхать. Сволочь! Где же ты, мой родненький? Не видишь, что сохну я без тебя, гад!

Не послышалось мне, нет, это действительно дверь подъезда хлопнула? Ты, что там, тётка, расхлопалась, как на концерте у Михайлова? Ой, шаги чьи-то. Неужели, мой? Точно он! Иди же ко мне, мой хороший, заждалась я тебя тут.
Рядом встал. Смотрит на меня, любуется моими формами. Хороша, правда? Так, что же ты медлишь, милый мой? Ты же мужчина, верно? Так сделай же это, сделай! Здесь и сейчас, немедленно.

Не торопится, играет со мной. Почесал свою ягодицу. Упругие они у него. Спортивный он у меня: каждое утро по пять километров бегает.

Засунул руку в карман, нащупал связку. Выбирает между двумя: один подлиннее, а второй - потолще. Потолще – мой, но он короче. Я только этот пробовала. Может, разок длинным провернуть, зубки-то у них примерно одинаковые?

Ура, длинный выбрал! Побаловать решил сегодня меня, мой сладенький. Как же я люблю тебя, хороший мой. А теперь, всади мне его, вонзи в меня его всего.
Так, глубже, глубже, ещё. Как же это приятно! Крутани, ещё разок. Йес, дас ист фантастиш! Ай! Всё, я улетаю. Теперь я знаю, что такое космос. Дорогой, это ты мне его открыл. Обожаю тебя, милый мой, любимый!

- Твою мать…, - Александр стоял возле двери и держал в руках обломок ключа, - С самого утра сплошная чёрная полоса и концовка дня соответствующая… Где же я мастера ночью найду? Спать придётся теперь в коридоре, - и обращаясь уже к двери, - Чтоб, в тебе, зараза, короед завёлся вместе с грибками, и они превратили тебя в труху! Чтоб тебя термиты сожрали!

Дверь стояла и не верила своим щелям. Неужели, это говорит её интеллигентный Александр, тот, которого она любила всеми своими гранями, углами, плоскостями и зазорами? Это говорит тот самый Александр, чей покой она оберегала всё это время, чьё имущество сторожила от грабителей и шпаны, кого прятала от нежданных и непрошенных гостей? Нет, это невозможно. Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. Сашку просто подменили на работе, мой не мог такого сказать и всё. Это та стерва, секретарша, его заворожила и подговорила. Она хочет, чтобы он поссорился со своей любимой дверью и переехал к ней! Точно! Или сектанты – одно из двух. Завлекли, напоили дурманом и внушили нелюбовь к родной двери. Я слышала, такое бывает. Или спецслужбы? Его пытали, сто пудов! Требовали назвать секретный код, а он не смог, так как у него обычный, старый замок. Или СМИ промыли мозги так, что он стал ненавидеть свою родную дверь?

С мыслей её сбила соседка Люська, зараза, будь она неладно. Караулила, гадина, моего, - размышляла дверь, - пока он с работы не пришёл и вышла типа покурить. Это в полночь-то? Кому ты тут сказки рассказывать будешь, шалава? А пуговицы на халате расстёгнуты тоже случайно, да? Все сверху и снизу, только одну застёгнутой оставила посередине? Эх ты, корова ряженная, и не стыдно тебе перед чужими мужиками вымя выпячивать и демонстрировать им своё нижнее бельё? Люди добрые, смотрите, срамота-то какая! Нутром чувствую, задумала она что-то нехорошее.

Но Люське было не до двери - в кои-то веки ей подвернулась такая удача. Теперь этот красавчик, которого она всеми правдами и неправдами старалась соблазнить (отдадим должное наблюдательности двери), точно никуда от неё не денется.

- Сашка, ключ, что ли, сломал? - стряхивая пепел через перила, спросила Люська и молниеносно оценив ситуацию, решила брать быка за рога и в стойло, - Так ко мне пошли, кровать у меня широкая, места хватит и на двоих. Или боишься?
- Ничего я не боюсь, - засмущавшись и покраснев, ответил тот.
- Тогда пошли! – Люська бросила дымящийся окурок вниз и подхватила Александра под локоть.
- Бля, совсем, что ли обнаглела, курица безмозглая? Ща я тебе, пугало ты огородное, как пер… этой монтировкой за то, что ты, обезьяна, мне бычком непотушенным в глаз угодила, - процедил сквозь зубы поднимающийся по ступенькам Павел, который навеселе возвращался с халтуры. Потирая кулаком глаз, он угрожающе размахивал железным ломом.

Люськин опыт общения с Пашкой заканчивался уже дважды мордобоем её фейса и ходить третий раз с фонарём у неё желания не было. С лестничной площадки её, как ветром сдуло. Забаррикадировавшись в своей квартире, она в глазок наблюдала за дальнейшим развитием событий.

- Сашок? А ты, чо тут кукуешь? Заразу эту крашенную не видел, только что тут была? Прикинь, заехала мне в глаз окурком. Её марка сигарет! Поймаю, бля, убью!
- Привет, Паша! Да вот, ключ сломался.
- Да, влип ты в историю, сосед. Открыть?
- Спрашиваешь.
- Выпить есть?
- В баре бутылка конька.
- Не врёшь?
- Честное слово.

От услышанного у Павла загорелись глаза, как у хищника, который почувствовал добычу, а дверь, слышавшая весь разговор, готова была броситься на шею к спасителю и расцеловать его.

- А ну-ка отойди! – скомандовал Пашка, - Всё будет в наилучшем виде.
Прицелившись, Пашка силой вонзил монтировку в щель и надавил на рычаг.

-Аааааааа, сууууууу…, - от вопля Александра проснулась даже бабка в соседнем подъезде, помершая три дня назад. Пьяный Пашка попал монтировкой не в зазор между дверью и рамой, а между рамой и стеной. В результате, этот двухметровый детина не открыл дверь, а выдернул её из стены вместе с косяком. Саша отскочить не успел и получил удар углом падающей конструкции прямо в пах. После душераздирающего вопля, дыхание спёрло, он замолк, медленно опустился на колени и опрокинувшись набок, стал качаться взад-вперёд. Люська, наблюдавшая в глазок за развитием событий, отправилась спать, поняв, что толку от соседа сегодня точно не будет.

- Сашок, ты, чего это? – осознав содеянное, Пашка морщил лоб, пытаясь найти себе оправдание, - Видишь, штукатурка отсырела и шурупы проржавели? Тебе ещё, брат, повезло, что не убило этой дверью. На твоё счастье это я её открывал. А если бы какой-нибудь чайник, никогда не державший в руках молотка и лопаты, ты представляешь, что могло бы случиться? То-то же! Где, ты говорил, там у тебя коньяк, в баре? Ты пока дыши глубоко, скоро отпустит, а я за коньяком и парочкой бутербродов. Не возражаешь?

Александр силился сказать, всё, что он думает о Пашке, его руках и этой долбанной двери, но у него пока только выходило одно шипение. Впрочем, Пашка и этого не слышал, так как уже хозяйничал в квартире.

Через минут пять он вышел с тарелкой, загруженной бутербродами, двумя бокалами и открытой бутылкой французского коньяка.

- Это правильно, Сашок, что ты благородные напитки предпочитаешь. Я тоже всякую дрянь не пью. В конце концов, мы тоже белые люди и можем себе позволить культурно провести время, - сказал он, разливая коньяк, - Давай, за упокой её. Пусть душа этой двери покоится с миром. О дверях только хорошо или вообще никак. Так принято, Сашок. Хорошой она была, тёплой. Служила верой и правдой, не капризничала, опять же. Вздрогнули, - залпом опрокинув в себя бокал, он сложил два бутерброда вместе и двумя укусами отправил вдогонку коньяку.
- Сашок, а ты, чего не пьёшь? А, понимаю, без тоста не привык. Будет тебе, Сашка, тост, уважу. Держи: высоко-высоко горах жила была дверь и было у неё три сына…

- Проваливай, - корчась от боли, выдавили из себя Александр.
- Не понял. Ты, что, сосед, коньяка, что ли, пожалел для хорошего человека?
- Проваливай вместе с коньяком.
- А дверь? Сейчас разделаемся с коньяком, и я тебе её назад вставлю. Не боись, Сашок, это не первая моя дверь и не последняя. Знаешь, сколько я их вставил уже? – Что ты!
- Проваливай отсюда вместе с коньяком и этой долбанной дверью. И не попадайтесь мне больше на глаза!
- Сашок, а как же ты без двери, если я её себе возьму?
- Завтра новую куплю. Металлическую.
- Правильно, Сашок. Это слова не юнца, а мужа. А я её тебе вставить помогу. Не за бесплатно, конечно, сам понимаешь… Вообще, я универсал: могу дубовые вставлять, а могу и металлические. Так что, повезло тебе, Сашка, с соседом
Пашка выпил бокал Александра, опять закусил парочкой бутербродов, а остальные рассовал себе по карманам, после чего взял в одну руку бутылку, а во вторую за ручку дверь и поволок добычу к себе на этаж.

- Почему она нанесла этот страшный удар по детородному органу Александра? – задала себе вопрос дверь, и сама же на него ответила, - Потому что накипело. Заслужил! В конце концов, её терпение не безгранично. Путь теперь поживёт без неё и узнает все прелести жизни. А ей и с Пашкой будет неплохо. Он хороший, работящий. Руки у него золотые, не то что у этого белоручки Александра. Да, запойный, но зато ни с кем его делить не надо. Он всегда будет только её и больше ничьей. Будет теперь, с кем встретить старость.

Притащив дверь к себе на лестничную площадку, Пашка сел отдохнуть и размышляя о смысле жизни, не заметил, как опустошил всю бутылку.

- А ведь я лётчиком с самого детства мечтал стать, - обращаясь к припёртой к стенке двери, делился сокровенным Павел, - Даже документы не взяли в лётное, гады! Сказали, что аттестат очень слабенький. Аттестат, пи… Из-за его габаритов не взяли, сто пудов. Но ничего, я им всем покажу! Пацан сказал – пацан сделал! Сейчас я вам всем докажу, что я не пальцем деланный.
Он на несколько минут зашёл к себе в квартиру и вышел оттуда с гвоздодёром и ножовкой. Повытаскивав все гвоздики, он снял с двери кожу. Двери Пашка не сказал, почему он хотел стать лётчиком. А дело всё было в лётной кожаной куртке его соперника Эдуарда. Он считал, что именно из-за этой куртки Светка, в которую он был влюблён с первого класса, предпочла его Эдуарду. Тогда он поклялся, что обязательно у него будет кожаная куртка и он станет лётчиком.
Снятую кожу он сложил пополам и вырезал в центре отверстие для головы. Получился балахон, который, просунув в дыру голову, он накинул на себя. Вытащив из ботинок шнурки, он связал их вместе и перепоясался.

- Один - ноль, - гордо произнёс Пашка, - А теперь, чому я нэ сокил, чому нэ литаю? Надо срочно это исправлять!

Взяв ножовку, он распилил дверь сначала пополам, а потом из каждой половинки вырезал крылья. Ничего не понимающая дверь даже пикнуть не успела, на столько быстро он это проделал. Сняв с себя ремень, он разрезал его на четыре части и прибил на каждое крыло по два держателя для рук.

Прихватив с собой крылья, он полез на крышу.

- Сейчас я вам всем докажу, кто такой Пашка Курицын! Вы ещё будете гордиться тем, что были с ним знакомы! Вы ещё будете в очереди стоять, чтобы с ним сфотографироваться! – сказав это, он продел руки в крылья и сделал взмах. Первый дался ему тяжеловато, но с каждым следующим махать становилось всё легче и легче, амплитуда и скорость увеличивалась и вот, набрав полные лёгкие воздуха, он взмахнул со всей мочи и…

- Я лечу! Люди, я лечу! – воскликнул Пашка, взмывающий к облакам.
- Я тоже лечу, лечу! Я люблю тебя Пашка! Я птица, я птица, - с восторгом воскликнуло то, что совсем ещё недавно было дубовой дверью.
- Не птица, а белочка, - единодушно возразили ей санитары, которые поднялись на крышу в очередной раз упаковывать одно из жильца этого дома.
- Товарищ лейтенант, сколько же можно терпеть этого алкаша? – воскликнул Александр, жалуясь участковому, - Он же сегодня мою дверь вынес, чтобы похмелиться. Ладно бы вскрыл, так он её вместе с косяком и на куски распилил. А на прошлой неделе…
- Товарищ лейтенант, товарищ лейтенант…, - перебивая друг друга, жильцы дома жаловались участковому.
- Посторонитесь граждане, разрешите пройти! - сквозь толпу протискивались трое, одетых в гражданское: в строгих костюмах, в лакированных ботинках и в тёмных очках, - Курицын Павел Икарович? Федеральная Служба Безопасно! – сказав это, старший из тройки лёгким, натренированным движением двух пальцев расстегнул пуговицы пиджака, вытащил из внутреннего кармана удостоверение и небрежно на секунду приоткрыл его, - Гражданин Курицын, вы нарушили бесполётную зону над городом. Предъявите, пожалуйста, разрешение на полёт, технический паспорт вашего малого летательного аппарата, справку о техническом осмотре и удостоверение пилота!

6 comments - Leave a comment

Apr. 17th, 2016 12:01 am Литературный марафон (День седьмой).

- Почему она нанесла этот страшный удар по детородному органу Александра? – задала себе вопрос дверь, и сама же на него ответила, - Потому что накипело. Заслужил! В конце концов, её терпение не безгранично. Путь теперь поживёт без неё и узнает все прелести жизни. А ей и с Пашкой будет неплохо. Он хороший, работящий. Руки у него золотые, не то что у этого белоручки Александра. Да, запойный, но зато ни с кем его делить не надо. Он всегда будет только её и больше ничьей. Будет теперь, с кем встретить старость.
Притащив дверь к себе на лестничную площадку, Пашка сел отдохнуть и размышляя о смысле жизни, не заметил, как опустошил всю бутылку.

- А ведь я лётчиком с самого детства мечтал стать, - обращаясь к припёртой к стенке двери, делился сокровенным Павел, - Даже документы не взяли в лётное, гады! Сказали, что аттестат очень слабенький. Аттестат, пи… Из-за его габаритов не взяли, сто пудов. Но ничего, я им всем покажу! Пацан сказал – пацан сделал! Сейчас я вам всем докажу, что я не пальцем деланный.
Он на несколько минут зашёл к себе в квартиру и вышел оттуда с гвоздодёром и ножовкой. Повытаскивав все гвоздики, он снял с двери кожу. Двери Пашка не сказал, почему он хотел стать лётчиком. А дело всё было в лётной кожаной куртке его соперника Эдуарда. Он считал, что именно из-за этой куртки Светка, в которую он был влюблён с первого класса, предпочла его Эдуарду. Тогда он поклялся, что обязательно у него будет кожаная куртка и он станет лётчиком.

Снятую кожу он сложил пополам и вырезал в центре отверстие для головы. Получился балахон, который, просунув в дыру голову, он накинул на себя. Вытащив из ботинок шнурки, он связал их вместе и перепоясался.
- Один - ноль, - гордо произнёс Пашка, - А теперь, чому я нэ сокил, чому нэ литаю? Надо срочно это исправлять!
Взяв ножовку, он распилил дверь сначала пополам, а потом из каждой половинки вырезал крылья. Ничего не понимающая дверь даже пикнуть не успела, на столько быстро он это проделал. Сняв с себя ремень, он разрезал его на четыре части и прибил на каждое крыло по два держателя для рук. Взяв с собой крылья, он полез на крышу.

- Сейчас я вам всем докажу, кто такой Пашка Курицын! Вы ещё будете гордиться тем, что были с ним знакомы! Вы ещё будете в очереди стоять, чтобы с ним сфотографироваться! – сказав это, он продел руки в крылья и сделал взмах. Первый дался ему тяжеловато, но с каждым следующим махать становилось всё легче и легче, амплитуда и скорость увеличивалась и вот, набрав полные лёгкие воздуха, он взмахнул со всей мочи и…
- Я лечу! Люди, я лечу! – воскликнул Пашка, взмывающий к облакам.
- Я тоже лечу, лечу! Я люблю тебя Пашка! Я птица, я птица, - с восторгом воскликнуло то, что совсем ещё недавно было дубовой дверью.
- Не птица, а белочка, - единодушно возразили ей санитары, которые поднялись на крышу в очередной раз упаковывать одно из жильца этого дома.
- Товарищ лейтенант, сколько же можно терпеть этого алкаша? – воскликнул Александр, жалуясь участковому, - Он же сегодня мою дверь вынес, чтобы похмелиться. Ладно бы вскрыл, так он её вместе с косяком и на куски распилил. А на прошлой неделе…
- Товарищ лейтенант, товарищ лейтенант…, - перебивая друг друга, жильцы дома жаловались участковому.
- Посторонитесь граждане, разрешите пройти! - сквозь толпу протискивались трое гражданских, в строгих костюмах, в лакированных ботинках и в тёмных очках, - Курицын Павел Икарович? Федеральная Служба Безопасно! – сказав это, старший из тройки лёгким, натренированным движением двух пальцев расстегнул пуговицы пиджака, вытащил из внутреннего кармана удостоверение и небрежно на секунду приоткрыл его, - Гражданин Курицын, вы нарушили бесполётную зону над город. Предъявите, пожалуйста, разрешение на полёт, технический паспорт вашего малого летательного аппарата, справку о техническом осмотре и удостоверение пилота!

Leave a comment

Apr. 16th, 2016 03:31 pm Литературный марафон (День шестой).

-Аааааааа, сууууууу…, - от вопля Александра проснулись даже бабка в соседнем подъезде, помершая три дня назад. Пьяный Пашка попал монтировкой не в зазор между дверью и рамой, а между рамой и стеной. В результате, этот двухметровый детина не открыл дверь, а выдернул её из стены вместе с косяком. Саша отскочить не успел и получил удар углом падающей конструкции прямо в пах. После душераздирающего вопля, дыхание спёрло, он замолк, медленно опустился на колени и опрокинувшись набок, стал качаться взад-вперёд. Люська, наблюдавшая в глазок за развитием событий, отправилась спать, поняв, что толку от соседа сегодня точно не будет.

- Сашок, ты, чего это? – осознав содеянное, Пашка морщил лоб, пытаясь найти себе оправдание, - Видишь, штукатурка отсырела и шурупы проржавели? Тебе ещё, брат, повезло, что не убило этой дверью. На твоё счастье это я её открывал. А если бы какой-нибудь чайник, никогда не державший в руках молотка и лопаты, ты представляешь, что могло бы случиться? То-то же! Где, ты говорил, там у тебя коньяк, в баре? Ты пока дыши глубоко, скоро отпустит, а я за коньяком и парочкой бутербродов. Не возражаешь?

Александр силился сказать, всё, что он думает о Пашке, его руках и этой долбанной двери, но у него пока только выходило одно шипение. Впрочем, Пашка и этого не слышал, так как уже хозяйничал в квартире.

Через минут пять он вышел с тарелкой, загруженной бутербродами, двумя бокалами и открытой бутылкой французского коньяка.
- Это правильно, Сашок, что ты благородные напитки предпочитаешь. Я тоже всякую дрянь не пью. В конце концов, мы тоже белые люди и можем себе позволить культурно провести время, - сказал он, разливая коньяк, - Давай, за упокой её. Пусть душа этой двери покоится с миром. О дверях только хорошо или вообще никак. Так принято, Сашок. Хорошой она была, тёплой. Служила верой и правдой, не капризничала, опять же. Вздрогнули, - залпом опрокинув в себя бокал, он сложил два бутерброда вместе и двумя укусами отправил вдогонку коньяку.
- Сашок, а ты, чего не пьёшь? А, понимаю, без тоста не привык. Будет тебе, Сашка, тост, уважу. Держи: высоко-высоко горах жила была дверь и было у неё три сына…
- Проваливай, - корчась от боли, выдавили из себя Александр.
- Не понял. Ты, что, сосед, коньяка, что ли, пожалел для хорошего человека?
- Проваливай вместе с коньяком.
- А дверь? Сейчас разделаемся с коньяком, и я тебе её назад вставлю. Не боись, Сашок, это не первая моя дверь и не последняя. Знаешь, сколько я их вставил уже? – Что ты!
- Проваливай отсюда вместе с коньяком и этой долбанной дверью. И не попадайтесь мне больше на глаза!
- Сашок, а как же ты без двери, если я её себе возьму?
- Завтра новую куплю. Металлическую.
- Правильно, Сашок. Это слова не юнца, а мужа. А я её тебе вставить помогу. Не за бесплатно, конечно, сам понимаешь… Вообще, я универсал: могу дубовые вставлять, а могу и металлические. Так что, повезло тебе, Сашка, с соседом.

Пашка выпил бокал Александра, опять закусил парочкой бутербродов, а остальные рассовал себе по карманам, после чего взял в одну руку бутылку, а во вторую за ручку дверь и поволок добычу к себе на этаж.

Leave a comment

Back a Page